МИСТЕЦЬКА ГАЛЕРЕЯ
АВАНГАРДУ І ТРАДИЦІЇ
GALL'ART

ПРОЕКТЪ

ПОЛИТИЧЕСКОЙ ПРОГРАМЫ

для руси австрійской.



"viribus unitis"



Черезъ
Г. M. Л.

Львовъ.

Накладомъ Венедикта М. Площанского, ред. „Слова."

1871.

Изъ типографіи Ставропигійского Института.
подъ, зарядом Стефана Гугковского,


Артикулы: I, II, III, IV, V

Покликуючися на свои „мысли о русской Рад," и пригадую-
чи тіи ласкавЪйшей памяти интелигенціи нашей, предкладаю те-
перь въ проектЪ политической програмы для цЪлой Руси австрій-
ской дальшое поясненіе и подробное опредЪленіе вопроса, который
опредЪляется наилучше яко австрійско- русскій. Межь програмою
изъ г. 1848 {0-1} а проектомъ предлежащей програмы находится
извЪстная связь логическая, о сколько поднятый тутъ вопросъ ав-
стрійско-русскій считати надобно дальшимъ розвитіемъ и роз-
ширеніемъ оной до границъ природныхъ, и о сколько нагля-
щимъ есть воздвиженіе дЪла нашего до значенія держав-
ного; однако логика фактовъ требуетъ неоспоримо, дабы сорвати
съ централизмомъ яко принципомъ, всей славянщинЪ ненавист-
нымъ и, слЪдовательно, компромитующимъ. Такимъ понятое обра-
зомъ и въ такой представленное форме можетъ дЪло народа на-
шего дождатись наконецъ фактически всесторонного и полного
удовлетворенія со стороны престола и правительства, и то един-
ственно на случай устройства монархіи федератив-
ного. Очевидно, есть то дЪло трудное—весьма трудное. Однако
якъ изъ одной стороны патріотизмъ нашъ вне всякого сомнЪнія,
такъ даетъ намъ изъ другой совершенная справедливость требо-
ваній нашихъ совсЪмъ вЪрную надежду на успЪхъ хорошій.
Представляю затЪмъ РадЪ русской, на которой тяжитъ обязанность
защиты правъ цЪлой Руси австр., покорнЪйшое внесеніе, дабы
возвала всЪхъ патріотовъ изъ Галиціи, Угоръ и Буковины до
предложенiя требованій, и дабы на основаніи тЪхже занялась со-
ставленіемъ полной политической програмы. При ея содЪйствiи
должно послЪ созватись общое собраніе представителей цЪлой
австрiйской Руси, до которого одобреніе полной политической про-
грамы исключительно належитъ.

Относительно своего проекта не имЪю ни малЪйшихъ амбит-
ныхъ притязаній и представляю его русской РадЪ и всей интели-
генціи нашей, яко правдивый результатъ совЪстныхъ политиче-
скихъ наблюданій.

Поручаю его римскимъ обычаемъ публицЪ нашей:
„Quod bonum, faustum fortunatumque sit!"


Примечания
0-1) Програма русской Рады, одобрена общимъ собраніемъ ея членовъ
21. Марта 1871, есть во всей своей сущности полнымъ повтореніемъ русской
(лучше галицко-русской) програмы 1848-ой, предложенной знаменитому конгре-
су всЪхъ Славянъ австрійскихъ въ ПразЪ (одно требованіе взглядомъ подЪла
королевства Галиціи и Володимиріи исключаючи, отъ которого теперь отступле-
но), и приноровленіемъ ея до настоящей системы дуалистической, собственно
до одной половины австрійской, понеже обовязующіи теперь еще статуты, яко
затвержденный намЪстничествомъ галицко-володимирскимъ ограничаютъ дЪя-
тельность того общества лишь до защиты правъ одной части галицко-русской.


Артикулъ I.

ОбщеизвЪстно, якую обширную пространь занимаетъ въ пре-
дЪлахъ монархіи Габсбурговъ нашъ русскій народъ, если плотною
держитъ онъ массою одну половину Буковины, цЪлу восточную
Галицію и одну часть западной, также четверть сЪверно - восточ-
ную королевства угорского, и если свои колонiи имЪетъ и въ
южныхъ Уграхъ (на. пр.. въ воеводинЪ сербской, въ королевствЪ
славонскомъ и т, д.) и въ землъ семиградской.{1-1}
Первостепеннымъ условіемъ и основаніемъ политической про-
грамы нашей окажется, слЪдовательно, представити престолу и пра-
вительству народъ нашъ русскій, тутъ въ предЪлахъ Австріи три
мильоны обнимающій, именно же въ отношенiи до другихъ наро-
довъ австрійскихъ, яко особую индивидуальность нацiональную,
и то всецЪло и нероздЪльно. Или иначе сказати, мы не мо-
жемъ и не имЪемъ даже власти, отдЪляти справы галицко-русской
отъ всей прочіей Руси австрійской, и для того представляемъ пре-
столу и правительсву нашему, увЪрившись въ тЪсной и несокру-
шимой солидарности нацiональной, дЪло народа русского не яко
домашній вопросъ галицкій, но яко державный вопросъ австрійскій.

ПослЪ сознаемъ солидарно должность нашу трудитись для
народного добра всЪми силами и законными средствами, съ пол-
ною вЪрою, безпрестанно и неусыпно; понеже такое предпринятіе
именно, согрЪтое правдивой любовью и искренним единодушіемъ,
есть предпринятіемъ священнымъ и патріотическимъ, и понеже лю-
бовь для народа есть силой великой, которая все переможетъ.
Иначе думати и дЪлати трудно. И дЪйствительно лишь при усиліи
общемъ интелигенціи своей, народъ русскіи достигнетъ того зна-
ченія политического, которое имени его принадлежит.

И такъ рЪшается собраніемъ въ первыхъ, стояти твердо въ
оборонЪ самостоятельности русского народа (относительно до дру-
гихъ народовъ австрійскихъ), также въ оборонЪ его ровноправно-
сти политической, и конституціею и законами державными запору-
ченной, и то въ предЪлахъ цЪлой австрійской монархіи.

Тое собраніе рЪшаетъ дальше во вторыхъ, двигати и обра-
зовати народъ русскіи въ Австріи, на основаніи 19. арт. конст.
изъ 21. Декабря 1867, въ отношенiяхъ нравственномъ, политиче-
скомъ, словесномъ, экономическомъ (господарскомъ, матеріальномъ)
и т. д., дабы такимъ образомъ дЪйствiй при ласкавЪйшемъ содЪй-
ствіи правительства, и даже въ пользу цЪлой монархіи австр., до-
вести его до полной доспЪлости нравственной и политической и
пріобрЪсти для него значеніе совершенно достойное.{1-2}

8

А если, наконецъ, при одушевленной и вЪрной любвЪ для
дЪла народного, добрымъ и возжеланньмъ увЪнчается успЪхомъ
предлежащая цЪль стремленій нашихъ относительно русского на-
рода, исполнится тогда и увЪнчается тоже долгъ нашъ найвысшій,
найсвятЪйшій.


Примечания

1-1) а) Буковина

Тутъ занимаетъ народъ русскій западную часть княжества отъ рЪки
Черемоша до рЪки Серетъ и дальше гол. мЪсто Черновцы inclusive, и
въ части его восточной нЪсколько мЪстцевостей численныхъ (Маморница, Лу-
кавица, Поениме, Нижній Синуцъ, Рогошесть, Киндешть, Негоштина, Гропана,
Глибока, Фонтина Альба и Климуцъ (велико-русскіи), Терешени, Тереблесть,
Каменка, Паринешть, Баница, Серетъ, Ботошеница, Шербуцъ и пр. (послЪдніи
11 также съ примЪсью народности румунской, а Тереблестъ и Серетъ съ не-
великой примЪсью народности нЪмецкой); русское населенiе находится также

въ окрестности Сучавы (Петруцъ, Гатна, Линовини - великорусскіи наконецъ
въ селахъ: Слатіора, Дземина, Остра) на границЪ молдавской.

б)   Галиція.

ЦЪла восточная половина Галиціи отъ Збруча до Сяна занята народона-
селеніемъ русскимъ масою плотной, неменьше и одна часть западной, увзгля-
дняючи конечно съ одной стороны, кромЪ примЪси народности польской и
еврейской, еще также и колонiи нЪмецкіи и орменскіи въ области русской, а,
съ другой стороны, досыть людный колонiи русскіи въ области польской, имен-
но же деканаты : каньчуцкій, кросненскій , бЪцкій (часть сЪверная), также
мушинскій (часть западная) и приходъ краковскій.

И такъ занимаетъ тутъ народъ русскіи повЪты: 1) гусятинскій, 2) бор-
щовскій, 3) залЪщицкій, 4) скалатскій, 5) теребовельскій, 6) чортковскій, 7) тер-
нопольскій, 8) збаражскій, 9) снятинскій, 10) городенецкій, 11) бучацкій, 12)
коломыйскій, 13) косовскій, 14) надворнянскій, 15) подгаецкій, 16) бережанскій.
17) тлумачскій, 18) богородчанскій, 19) станиславовскій, 20) калушскій, 21) до-
линскій, 22) стрыйскій, 23) жидачевскій, 24) дрогобычскій, 25) старомЪстскій,
26) турчанскій, 27) саноцкій, 28) лисскій, 29) перемышлянскій, 30) рогатинскій,
31) золочевскій, 32) бродскій, 33) бобрецкій, 34) каменецкій (Каменка струм.),
35) городецкій, 36) львовскій, 37) жолковскій, 38) сокальскій, 39) рудецкій,
40) самборскій, 41) мостыскій, 42) перемышльскій, 43) бЪрецкій, 44) равскій,
45) яворовскій, 46) ярославльскій, 47) цЪшановскій, 48) ланьцутскій, 49) кро-
сненскій, 50) ясельскій, 51) березовскій, 52) грибовскій, 53) сандецкій.

Изъ тЪхъ содержатъ одни незначительную примЪсь польскую, другіи
даже до половины и больше, а то повЪты: львовскій,цЪшановскій, ланьцутскій,
кросненскій, ясельскій, березовскій, грибовскій и сандецкій.

в)   Угры.

По тамтой сторон'Ь Карпатъ, въ королевствЪ угорскомъ, занимаетъ
русское народонаселеніе, конечно при увзглядненіи примЪси мадьярской и ко-
лоній словацкихъ, четверть его сЪверно-восточную, именно отъ рЪки Ондавы
до границы семиградской; и то есть, такъ сказати, область русская, до ко-
торой належатъ комитаты: земплинскій, унгварскій, берегскій и мармарош-
скій (Zemplin, Unghvar, Beregh, Marmaros), первый въ части южной почти со
всЪмъ мадьярскій. Межь Ондавого а Попрадомъ есть область словацко-русская
обнимающая комитаты: спижскій и шарошскій (т. е. Zips и Saros), также сЪ-
верную часть комитатовъ : гемерского и абуйварского, которая простираючися
послЪ до жерелъ Дунайца, стыкается съ областью польско-русской (тутъ село
Остурня польско-словацко-русское), ажь наконецъ перемЪняется на край сло-
вацкiй. Отъ рЪки Ляторчи на югъ, по обохъ сторонахъ горЪшней Тисы, на-
ходится область мадьярско-русская, которой принадлежать комитаты: гемер-
скiй, абауйварскій, торненскій, борсодскій и сабольскій (Grömör, Aabauj-vаr,
Torna, Borsod, Szabolcs), также и дистриктъ Гайдуковъ высшій (отъ части
только), и то такимъ образомъ и въ томъ значеніи, что на той пространи на-
ходятся мЪшанныи села мадьярско-русскіи и обширныи островы чисто русскіи,
и наконецъ переходитъ на край мадьярскій. ПослЪ наступаетъ область румун-
ско-русская, конечно съ великимъ процентомъ мадьярскимъ, до которой зачи-
слити можно комитаты: угочанскій, сатмарскій (Ugocsa, Szathmar), и южную
часть мармарошского, которая стыкается подъ Тарною съ областью мадьяр-
ско-румунской, а сейже часъ послЪ замЪняется на край румунскій. Наконецъ
людный колоиіи русскіи въ области мадьярской или румунской.

И такъ принадлежать Русинамъ за Карпатами предовсЪмъ комитаты:
земплинскій, унгварскій, берегскій и мармарошскій (первый съ извЪстнымъ
процентомъ мадьярскимъ), также спижскій и шарошскій (разомъ съ народностью
словацкой), гемерскій, абауйварскій, торненскій, борсодскій, сабольскій и ди-
стриктъ Гайдуковъ высшій (оба первыи со Словаками и Мадьярами разомъ,
послЪдніи съ переважающею народностью мадьярской), угочанскій и сатмар-
скій, (разомъ съ народностями мадьярской и румунской), и то въ пропорціи
дегресивной, или иначе сказати, уменьшается и слабнЪетъ интензивность на-
рода русского въ направленiи южномъ, и мЪсто его занимаетъ народъ ма-
дьярскій.

Изъ острововъ и колоній русскихъ замЪчательнымъ еще именно
Er-Selind (въ комитатЪ бигарскомъ съ примЪсью румунской), послЪ Szambat-
sag и Rotarest на югъ отъ комитата бигарского (тоже съ примЪсъю румун-
ской), а наконецъ еще процентъ незначительный межь Сербами, Мадьярами
и Румунами на западной границЪ комитата крассовского.

г) Воеводина (комитатъ Bacs-Bodrog).

Тутъ находятся колоній  русскіи:   Кучура и Керештуръ (посл, почта
Verbas), обЪ многолюдныи.

д) Славонія.
Тутъ заняты Петровцы и Русево русскими колонистами.

е) Семиградъ.

Одно сЪло Monospotri (комитатъ сольноцкій) есть русское.

1-2) Изъ точки зрЪнія властивой не належитъ ни граматика ни словарь
до собранія политического ни до програмы политической, и собраніе почи-
таетъ только изъ взгляду на особенное положенье нашей справы языковой
должностью своею, согласитись на загальныи и практическiи опредЪленія от-
носительно употребленія матерняго языка въ урядЪ, школЪ и жизни публичной,
оставляючи близшіи поясненія того вопроса сЪзду филологовъ русскихъ.

ПредовсЪмъ подносится: а) великое значенье людового нарЪчія и прак-
тическая польза его въ образованiи народномъ и современно также потреба
изученія языка старословенского, изъ взгляду на употребленіе его въ церквЪ
яко языка литургического и изъ взгляду на его богатство лексикальное и от-
ношеніе историческое до литературного русского языка; — б) извЪстный не-
достатокъ людового нарЪчія въ отношеніи до науки высшей, ствержаючи со-
временно факты, что точное знаніе литературного языка русского ограничается
лишь на поединокихъ людей, и что изученіе его Радою школьною противоза-
конно преследуется.

На основаніи того окажется относительно урядовъ правительственныхъ
(политическихъ, судовыхъ и финансовыхъ) и автономическихъ (ВыдЪлъ крае-
вый, Рады повЪтовыи и громадскіи съ одной стороны, а краевая Рада школь-
ная, Рады школьный повЪтовыи и громадскіи съ другой) заровно справедли-
вымъ и основательнымъ требованіе, дабы они въ сношеніяхъ своихъ съ на-
родомъ употребляли языка для него понятного или людового.

ТруднЪйше есть опредЪленіе вопроса того въ отношеніи до школы во-
обще и до каждой категоріи поименно.

Категоріи школъ суть:

а) людовыи; — 6) середніи: семинаріи (учительскіи), гимназіи (прави-
тельственныи и приватный), школы реальныи; — в) университетъ; — г) те-
хника.

Здоровая педагогика представляетъ совершенно основательнымъ требо-
ваніе, признати людовое нарЪчіе яко основаніе и найлучшое средство всего
народного образования, и то во всЪхъ класахъ людовыхъ и направленіяхъ,
съ тЪмъ прибавленіемъ однако, дабы изъ взгляду на потребы церковныи при-
соединити до изученія граматики еще читанье (и пониманье) языка старосла-
вянского по выговору малорусскому.

Изъ близкого отношенія педагог. семинаріи до школъ народныхъ проис-
текаетъ для будущихъ учителей народныхъ само собою потреба основательного
изученія нарЪчія людового. СлЪдовательно стается тое нарЪчіе также сред-
ствомъ его образованія наукового и педагогического, съ тЪмъ прибавленіемъ
однако, дабы будущіи учители народный познакомилися также съ головными
писателями украинскими (и великорусскими) и дабы довершили изученіе ма-
терняго языка по возможности точнымъ изученіемъ старославянского (цер-
ковного).

Изъ взгляду на предъидущое приготовленіе въ школЪ людовой должно
начатись изученіе предметовъ въ I, класЪ гимназ. совсЪмъ въ нарЪчіи народ-
номъ и поступати дальше органически, и степени науки соотвЪтно должно
также помнажати словарь учениковъ, изъ языка старославянского и другихь
языковъ славянскихъ и вообще изъ утертой терминологіи европейской. Отно-
сительно же изученія русского языка, яко такого, предовсЪмъ доверша-
ется въ трехъ первыхъ класахъ правильное (этимологическое) писанье и читанье
на основаніи граматики; послЪ довершается въ 4. и 5. класЪ точное изученіе
языка старославянского съ выговоромъ старославянским (а = е, ж = а, Ъ = е,
н = і и т, д.); на основаніи того начинается изученіе языка русского путемъ
историческимъ (христоматически) до XIV вЪка, и съ увзглядненіемъ видоиз-
мЪненій того языка (мало- бЪло- и великорусского), продолжается такимъ же

образомъ до XVIII вЪка, или до той добы, коли литературная продолжитель-
ность на западЪ и юзЪ прорвалась и коли уступила тамъ языку польскому,
тутъ нарЪчію украинскому, и кончится близшимъ познакомленіемъ учениковъ
съ новЪйшими плодами литературного языка русского и нарЪчія украинского.

Практическое направленіе школъ реальныхъ налагаетъ на учителей
русского языка обязанность ограничитись на точное поученіе молодежи неиз-
лишнихъ правилъ граматическихъ до правильного писанія и выраженья; а
языкъ предметовъ науковыхъ долженъ конечно примЪнитись (апликоватись)
до содержанія тЪхже.

Относительно университета львовского, который скорше или позднЪйше
статись должень русскимъ, слЪдуетъ конечно оставити будущимъ его профе-
сорамъ и доцентамъ полную свободу въ употребленіи литературного языка
русского или нарЪчія малорусского, правдивымъ условіямъ высшей науки со-
отвЪтно.

А наконецъ слЪдуетъ техницЪ львовской изъ взгляду на ей безпосред-
ственное отношеніе до жизни, полную оставити свободу въ употребленіи язы-
ковъ русского, польского и нЪмецкого.

На Руси угорской, которой писатели, здоровому смыслу своему соотвЪ-
тно, присвоили собЪ и граматйку и больше-меньше и словарь литерат. языка
русского, оставляется такое направленіе въ полной силЪ съ тЪмъ прибавле-
ніемъ, дабы знаніе матерняго языка довершилось во двохъ послЪднихъ класахъ
гимназіи, довольно точнымъ изученіемъ граматики и произведеній литератур-
ного языка русского.

Само собою розумЪется, что писатели русскіи, или они лица приватныи
или во службЪ урядовой, неоспоримое имЪютъ право изучати и писати въ ли-
терат. языцЪ русскомъ, неменьше и печатати съ такой самой свободою якъ
по польски, нЪмецки и французски.


Артикулъ II.

Тримильонный народъ нашъ русскій, подъ скиптромъ австрій-
скимъ живущій {2-1}, есть одною только частью одного и того же на-

10

рода русского, мало- бЪло- и великорусского, имЪетъ одну съ
нимъ исторію, одни преданія, одну литературу и одинъ обычай
народный; имЪетъ, слЪдовательно,всякіи примЪты и условія полной
единоплеменности національной съ цЪлымъ народомъ русскимъ и
можетъ, слЪдовательно (покликуючись на тое), сознати и заявити
свое правдивое національное становище.

Про то есть сознаніе нашего національного единства съ
цЪлымъ народомъ русскимъ дальшимъ и интегральнымъ условіемъ
нашей политической програмы, и подносится откровенно и публич-
но изъ взгляду на вЪрность и преданность нашего народа для
престола и правительства, затверженную его имЪніемъ и кровью
въ теченіи одного столЪтія изобильно.

При томъ подчиняется народъ нашъ русскій съ покорнЪйшей
преданностью авг. Престолу нашему, который полное имЪетъ
право требовати отъ народа своего русского твердой и непоколи-
бимой солидарности для интересовъ монархіи австрійской, о сколь-
ко то съ конституцией согласно.

Основаніе артикула того

а) въ отношенiи до правительства.

Артикула II основаніемъ и содержаніемъ есть сознанiе един-
ства нашего національного съ цЪлымъ русскимъ народомъ и зая-
вленіе единства того публичное, тысячелЪтной исторіи русской, на-
уцЪ, правде и дЪйствительности соотвЪтное, передъ август. пре-
столомъ и правительствомъ австрійскимъ. СлЪдовательно есть пра-
вительство въ полномъ праве одобрити тое національное сознаніе
наше, и не можетъ даже иначе, якъ скоро оно съ правдою и
дЪйствительностью сходно, понеже въ противномъ случаЪ прини-
маетъ правительство совсемъ неблагодарную обязанность предпи-
сывати намъ условія и правила національности нашей, и то полно
и всесторонно, или, сказати иначе, оно принимаетъ обязанность
безполезную, невозможную.


11

Противно, изъ точки зрЪнія правительственной обовязанъ
нашъ русскій народъ лишь до вЪрной преданносги для престола
и точной и непоколибимой солидарности для интересовъ имперіи,
подъ скиптромъ которой проживаетъ, именно же преданности та-
кой, которую своею кровью народъ нашъ запечатлЪлъ, и которую
въ уступЪ третьемъ арт. II. торжественно подносить.

Да будетъ намъ также вольно указати на Іосифа II, того
наибольшего подвижника и патріота австрійского, который под-
вергалъ вправдЪ всЪ народности одной формЪ политической, а
все таки признавалъ народу русскому тое становище и досто-
инство національное, которое въ артикулЪ предлежащомъ свое на-
ходитъ выраженье.

Противный таборъ польскій представляетъ обыкновенно тое
національное сознаніе опаснымъ для цЪлой имперіи австрійской. По
теоріи польской представляется оно прямо преступленіемъ полити-
ческимъ. Межь однимъ и другимъ должна однако еще здрада на-
ходитись, понеже такъ велитъ логическое заключеніе. Истинно,
неслыханная и ужасная здрада, которой доказательствомъ тЪ
обильный потоки русской крови, тамъ надъ Рейномъ, надъ Се-
кваной, по тамтой сторонЪ горъ алпейсікихъ и надъ моремъ бал-
тійскимъ, послЪ опять за Альпами и подъ Садовою и т. д. и т. д.
Очевидно, отъ такой здрады прямый путь до преступленія поли-
тического! Такая, по крайней мЪрЪ, логика польская, ложная якъ
цЪль клеветы польской. Откровенно сказати, то клевета и ложь
огиднЪйшая, проистекающая изъ ненависти ихъ противу на-
рода тамъ въ предЪлахъ Россіи господствующого. Или не есть
то ложью и грЪхомъ вменяти народу австрійскому его націо-
нальность въ преступленіе политическое ? Или есть дЪйствительно
провиной народа того, что онъ имЪть честь быти одною частью
цЪлого народа русского, сильного и великого ?

Одинъ доказъ еще, именно доказъ per analogiam, которого
основаніемъ есть, что другіи народы австрійскіи (за исключеніемъ
мадьярского и чешского)лишь также отламами самодЪльныхъ наро-
довъ европейскихъ, подобно якъ народъ русскій. Покликуючись,


12

следовательно,  на несокрушимыи скрижалы  тысячелЪтней  исторiи
своей, или находится народъ русскій въ полномъ правЪ,  подобно
НЪмцамъ,   Полякамъ  и пр., или  онъ  стается виновнымъ измЪны,
подобно  яко НЪмцы, Поляки и пр.;  кажется однако, что литера-
турное и національное единство австрійскихъ НЪмцевъ съ цЪлымъ
народомъ нЪмецкимъ, теперь политически объединеннымъ въ цЪсар-
ствЪ нЪмецкомъ (не вспоминаючи уже о давнЪйшемъ ихъ отноше-
ніи до имперіи римской до августа 1814 и новЪйшемъ на основа-
ніи Bundesact-a изъ 1820 или 1821 до 1866 г.) есть фактомъ
ніякъ неоспоримымъ, правдивымъ. Основательно вполнЪ есть также
литературное единство Поляковъ австрійскихъ съ Польшей прус-
ской и россiйской, и есть ихъ догматомъ и стремленіемъ полити-
ческимъ ; извЪстно націоиальное (отчасти литературное) объеди-
неніе южныхъ Славянъ австрійскихъ, сербскихъ и турецкихъ;
извЪстно національное и литературное единство Румуновъ австрій-
скихъ съ братьями ихъ въ княжествЪ румунскомъ. Или есть власть
якая на свЪтЪ, которая бы осмЪлилась предписати  тЪмъ народамъ
австрійскимъ условія  и правила національиости въ якомъ нибудь
отношеніи — будьто запрещаючи здЪшнимъ НЪмцамъ унотребленіе
литературного языка  нЪмецкого а указуючи на людовое нарЪчіе
австрійское, будьто Полякамъ , указуючи имъ вмЪсто ихъ литера-
турного языка на употребление нарЪчія галицко-мазурского ?   Или
возможно подумати, дабы правительство почитало въ провину НЪм-
цамъ ,   Нолякамъ , Румунамъ , Сербамъ и пр. сознаніе правдивыхъ
отношеній національныхъ ,  якъ долго ихъ лояльность не предста-
вляется сомнЪтельной?

Про то можетъ народъ нашъ, зваживши тое, зваживши пре-
довсЪмъ преданность непоколибиму для высоч. престола и для добра
монархіи, заявити во имя правды отвЪчной свое національное созна-
ніе на основаніи предлежащого артикула торжественно и смЪло.

б)    въ отношенiи до партіи украинской.

Украинскій вопросъ, представленный во формЪ своей насто-
ящей, основывается на историческомъ выводЪ о бывшей самосто-

13

ятельности Украины козацкой, и опредЪляется близше старобытно-
стью нарЪчія малорусского и самостоятельностью новЪйшей лите-
ратуры южнорусской. Тотъ же вопросъ остается также въ извЪстной
степени въ союзЪ со современнымъ соціяльнымъ стремленіемъ об-
щерусскимъ. ПослЪдной его цЪлью есть самостоятельность Украины.
Справедливо ли, или несправедливо, то вопросъ другій. Однако
все таки представляетъ стремленіе партіи украинской, въ такой
понятое формЪ, двЪ стороны, именно: а) въ отношеніи до Россіи
и б) въ отношеніи до монархіи австрійской. И то короткое поя-
сненіе его.

Историческiй выводъ {2-2} вопроса того досыть неоснователенъ,
понеже украинское или малорусское козацтво не было николи
въ цЪлой своей масЪ независимо; противно, оно дЪлилось а) на ко-
зацтво польское (украинное, grodowe), которое основано было
польскимъ правительствомъ изъ мЪщанского и сельского народо-
населенія цЪлой Украины польской, остаючись въ зависимости отъ
того же до своего розвязанья (офиціяльного) около половины
XVIII. в., и б) на вольное козацтво запорожское или сЪчовое.
Изъ исторiи очевидно, что козацтво не было николи наро-
домъ, а лишь институціею военною, до которой входило много
чужихъ элементовъ національныхъ, и Поляки и Литвины, также
Волохи, Татаре и т. д., именно же до славной сЪчи запорожской.
Очевидно дальше, что подобно каждой иной институцiи и ко-
зацтво мусЪлось пережити, а потерявши такимъ образомъ условія
(или рацію) быта своего, не можетъ служити ни основаніемъ якой
нибудь комбинацій политической ни самостоятельности политиче-

14

ской. Такая есть неумолимая логика фактовъ историческихъ, ко-
торой доказательствомъ новая Украина, не имЪющая ничого об-
щого съ козацкой, кромЪ своего нарЪчія малорусского. Но-
вая Украина, то край богатый, земледЪльческій. При томъ увзгля-
днити надо, и то съ большимъ натискомъ, что новая Украина
образовалась при содЪйствiи той системы, которая вообще весь
русскій народъ изъ условій быта старого выдвигла на
становище истинно высокое, съ цивилизаціей и прогрессом сход-
ное. Иначе сказати, новая Украина есть одной инте-
гральной частью той системы, которая сдЪлала могущимъ
народъ русскій, и которая создала „государство" россійское.
При теперЪшнихъ обстоятельствахъ можетъ она въ томъ отноше-
ніи почитатись счастливого. А если такъ, то ея должностью святЪй-
шой есть, остатись вЪрною той системЪ, съ которою тЪсно сопле-
лись всЪ условія ея быта теперЪшняго и будущего, благосостоянiя
нравственного и матеріяльного.

Историческій выводъ украинского вопроса, который служить
наилучшимъ доказательствомъ несостоятельности и анахронизма
его, отнимаетъ ему изъ горы всякіи условія до якой нибудь ком-
бинаціи политической съ Австріею тЪмъ больше, понеже Галиція,
Буковина и Русь угорская не входила николи до системы козац-
кой, ни украинной (польской), ни запорожской. СлЪдовательно, изъ
исторіи проистекаетъ второе поразительное доказательство противъ
доктрины украинцевъ австрійскихъ. Однако логика фактовъ исто-
рическихъ простирается дальше, она сокрушаетъ безпощадно вся-
кіи идеалы политическiи, не основаны на строгой исторической
дЪйствительности, или не проистекающіи изъ требованій общихъ,
политическихъ и дипломатическихъ заровно. Межь Австріею и
Россіею, яко державами сосЪдними, и существуютъ такіи отношенія,
и политическіи и дипломатическіи, противныи украинскому вопросу
именно. Изъ политической точки зрЪнія не можетъ Австрія брати
въ свою защиту того вопроса, который есть внутрЪннимъ
дЪломъ имперіи россійской, тЪмъ меньше, если корыстей прямыхъ
и дЪйствительныхъ отъ такой защиты досмотрЪтись. трудно. Про-

15

тивно, Австрія могла бы лишь наразитись на опасность безъ пользы
малейшей, понеже изъ взгляду на природу народа русского,
не дастся украинскій вопросъ употребити, хотябы лишь яко
средство политическое.

Предлежащій вопросъ подняла „Мета" когдато {2-3}, очевидно
въ видЪ довольно измЪнЪнномъ, если поддавала Украину не только
дипломатической защитЪ Австрiи, но указывала также на ея при-
соединеніе къ Австріи въ перспективЪ далекой. Такимъ дЪ-
ломъ подняла „Мета" именно политику австрійско-украинскую.
Есть ли такая комбинація здорова и съ найпростЪйшими понятіями
политическими и дипломатическими сходна, отвЪчаетъ уже уступъ
повысшій. Или есть смыслъ якій, отрывати „новую Украину" отъ
связи природной и сопрягати съ организаціею державной, для
Украины непонятной, на тое отвЪчаетъ судьба „Меты", которая
удержатись не успЪла и давно уже не выходитъ,

Кромъ того подноситъ новЪйшая школа украинскій вопросъ
также во имя панславизма, понятого конечно въ формЪ Федера-
тивной {2-4}, на основаніи которого долженъ во федераціи народовъ
славянскихъ и „народъ малорусскій" заняти значеніе вполнЪ са-
мостоятельное. Превосходный планъ, еслибъ только не такъ труд-
ный и сконбинованный, еслибъ только панславизмъ федеративный
подобно якъ панславизмъ однолитый не былъ безплодною фанта-
зіею, фикційною. Или возможно подумати серьезно о панславизмЪ
политическомъ (или нивеллюющемъ или федеративномъ), если только

16

сообразится условія государственной системы европейской
или природный условія географическіи племени славянского имен-
но. Или державы европейскіи, Австрія, Пруссія (Германія), Турція (?)
и Россія, такъ есть и Россія также, будучи найблизше интересо-
ваны вопросомъ  панславистическимъ, могутъ согласитись на пан-
славизм,   политическiй, якъ долго въ каждой изъ нихъ живетъ
сознаніе  особыхъ  цЪлей державныхъ и особой индивидуальности
державной ?   И есть ли наконецъ благородно и возможно, возста-
вати въ доктринЪ о самостоятельности Украины или самостоятель-
ности 15-мильонного народа  малорусского противъ великости  цЪ-
лого  народа   русского и противъ тысячелЪтней   исторіи русской ?
А если то прямый путь къ измЪнЪ народной?

Изъ дотеперЪшного розсужденія не слЪдуетъ однако исклю-
ченіе и полное устороненіе партіи галицко-украинской отъ акціи
политической на Руси австрийской (и нехай Богъ сохранитъ, дабы
тое наступило), а противно, тая партія должна, переконавшись о
совершенной невозможности воскресенія Украины въ предЪлахъ
монархіи австрійской, во имя любви и обязанностей взглядомъ ав-
стрійской части народа русского, трудитись и солидарно съ всею
интелигенціею нашей на основанiи статутовъ львовской Рады рус-
ской арт. II. в) г) д) и проч,

Предлежащiй проектъ политической програмы для Руси ав-
стрійской долженъ также полное найти одобреніе у партіи украин-
ской, и то въ цЪломъ основаніи своемъ, изъ взгляду на цель и
содержаніе свое, представленное въ артикулахъ 1. 3. 4. 5. и арт.
2. включительно, по крайней мере тогда, если его логическое
основаніе было переконующимъ.

Артикулъ II проекта того не исключаетъ однако такъ на-
глящей акціи политической при соблюденiи совершенной солидар-
ности національной цЪлой интелигенціи австрійско-русской, еслибъ
даже украинская партія при своемъ политическомъ догматЪ удер-
жатись хотЪла. Партія украинская можетъ тогда употребити извЪст-
ную форму парламентарную и запротоколовати свое мнЪніе яко
votum меньшости публично и правильно. Партія украинская дол-


17

жна видЪти и оцЪнити въ артикулЪ II выраженіе достоинства
народного и дЪйствительности исторической, и увзгляднити послЪ
предовсЪмъ, что дальшей и важнЪйшей целью того проекта есть,
пояснити наглящіи потребы народа русского и порозумЪтись взгля-
домъ средствъ и направленій полезной якціи политической цЪлой
австрійской Руси. Коли теперь послЪдняя настала пора сосредо-
точенія усилій цЪлой интелигенціи нашей для добра и для защи-
ты правъ (такъ есть, для защиты правъ!) народа нашего въ Ав-
стріи живущего, то стается солидарность точна и безгранична
условіемъ первостепеннымъ. ПослЪдняя пора дЪйствительно! Новое
автономическое правительство, которое теперь {2-5} съ Чехами и По-
ляками, имЪющими свои полныи политическiи програмы, въ перего-
воры вступаетъ, можетъ лишь тогда наши требованія увзгляднити,
если они представлены будутъ въ форме детайличной програмы
политической, и если увЪрится о тЪсной и единодушной солидар-
ности цЪлой интелигенціи русской и всей Руси австрійской.
Иначе будетъ интелигенція тая къ ужасу своему смотрЪти, якъ изъ
ея причины, считаючи ю политически недоспЪлой, правительство
перейдетъ надъ народомъ русскимъ, яко надъ факторрмъ меньше
значительнымъ, до порядку дневного.

Предлежащій проектъ политической програмы даетъ партіи
украинской полную возможность, съ достоинствомъ и честью от-
ступити отъ идеала политического, ни въ пределахъ Австріи ни
при ея помощи осуществимого, а въ дальшей консеквенціи, имен-
но въ союзЪ съ реставраційной политикою польскою, опасного и
ненародного, и присоединитись, соотвЪтно съ должностыо патріоти-
ческой, до акціи около движенія и обороны той части народа рус-
ского, которая находится подъ скиптромъ австрійскимъ.

Такъ есть, позволимъ собЪ указати {2-6} партіи галицко-украин-
ской на обширное поприще соціяльное на Руси австрійской, об-

18

ширное и съ каждымъ днемъ, къ великому нашему сожаленію, об-
ширнЪйшое, соразмЪрно съ безграничною нуждою народа нашего,
и на дЪятельность совершенно сходную съ ея народолюбіемъ, го-
лошеннымъ безпрестанно, понеже ствержаючи дЪломъ и патріотиз-
момъ народолюбіе тое, стается такимъ образомъ партія тая въ пол-
номъ и добромъ смыслЪ слова того русскимъ обществомъ
демократическими

Очевидно, лучше есть, а даже должностью партiи гадицко-
украинской святЪйшею есть, отступити отъ воздушныхъ, поети-
чески-политическихъ увлеченій и присоединитесь до солидарной
акціи политической для добра той части Руси, которой мы всЪ
именно принадлежимъ, а взглядомъ которой мы, яко интелигенція
ея, предовсЪмъ до труда неусыпного обовязаны, то есть взгля-
домъ нашей Руси австрійской.


Примечания

2-1) По Фиккеру „Die Völkerstämme der österr.- ung. Monarchie" 1869.
pag. 90. есть всего народонаселенія русского въ предЪлахъ цЪлой монархіи
австрійской 3,104.000, зачисляючи до той суммы и процентъ его въ войску
служащій и процентъ отъ конскрипціи 1857 наростающій.

Тамже находится следующая таблица народовъ славянскихъ (т. е. въ
пред'Ьлахъ монархіи австрійской):

1)   Поляки       .       .      .       2,380,000.
2)   Чехи          )
. Моравяне > .       .      .       6,730.000.
. Словаки   )
3) Словены . . . 1,260.000.
4} Кроаты . . . 1,424,000.
б) Сербы ... 1,520.000.
6)     Болгары . . . 26.000.

2-2) При томъ признаемъ старобытность нарЪчія малорусского, которая
внЪ сомнЪнія,и признаемъ вполнЪ красоту и достоинство людовой литературы
украинской; однако одно и другое не есть аргументомъ политическимъ. Ина-
че сказати, ни филологія ниже литература не могутъ быти ніякъ основаніемъ
политической самостоятельности.

О сколько вопросъ украинскій есть соціяльнымъ, находится онъ въ тЪ-
сномъ союзЪ со стремленіемъ соціяльнымъ общерусскимъ, отъ благополучного
и счастливого рЪшетя которого, зависитъ дальшое, правильное движеніе и
розвитіе цЪлого народа русского.

2-3) ТеперЪшняя „Основа" есть въ основаніи своемъ лишь органомъ ам-
биціи господина содержителя ея, который провадитъ на свою руку власную
политику галицко-русскую въ тЪсномъ союзЪ съ австрійско-польской. Присо-
единяючись до органа того, надЪлала партія украинская великой конфузіи по-
нятій и довела до неслыханной комбинаціи политической, австрійско-польско-
галицко-русско-украинской, и самовЪжно или несамовЪжно она стается нако-
нецъ орудіемъ политики польской. Межь здоровою политикою русскою а по-
литическою комбинаціею „Основы", очевидно, ни малЪйшей связи. СлЪдова-
тельно есть политика такая, если употребится найлагоднЪйшого выраженія,
ложною, и то совершенно ложною.

2-4) Такій панславизмъ долженъ впрочемъ  (рахуютъ Украинцы) за 200
лЪтъ не скорше, наступити! Нехай счастливо дожидается!

2-5) Авторъ писалъ свой проектъ еще въ м. августЪ с. г. —  Прим. изд.

2-6) Авторъ сего проекта приготовилъ впрочемъ къ печати детаиличе-
ское опроверженіе вопроса украинского изъ точки зрЪнія филологической,
исторической и практической заровно.


Артикулъ III.

Австріи основаніемъ, въ значеніи того слова властивомъ, есть
санкція прагматичная   Карла VI изъ   19. апреля 1713.,   которая
содержитъ условія быта ея державного, именно а) цЪлость и не-
роздЪльность королевствъ и краевъ австрійскихъ,  б) право и по-
рядокъ престолонаслЪдія фамиліи габсбургско-лотарингской. Объявле-
ніе Австріи  цЪсарствомъ самодЪльнымъ черезъ Франциска I. дня
11. августа 1804 было, такъ  сказати, довершеніемъ ея зданія
державного. Форма правленія (die Regierungsform) менялась ча-
стейше; ея  поодинокіи фазы можно ознаменовати  документами,
теперь уже меньше важными или неважными (тестаментъ Ферди-
нанда I.  изъ 1543 и кодицилъ его изъ 1547; тестаментъ Фер-
динанда II   изъ 1621   и кодицилъ изъ 1635;   статутъ Леополда
I изъ 1703;   оба   патенты   цесаря  Франциска-Іосифа   изъ 1851,
которыми  на мЪстце конституціи изъ 9. марта 1849 установлено
систему абсолютную, обовязующую  до 1860).    Конституція Ав-
стріи новейшая изъ 20. октября 1860 и изъ 26. февраля 1861,
определЪна   для всЪхъ королевствъ   и краевъ цЪлой  имперіи ав-


19

стрійской, была изъ взгляду на Форму свою централистической
Угода съ Мадьярами изъ 1866, на основаніи которой королев-
ства и края короны угорской полную получили автономно и ми-
нистеріумъ пештянскому сойму отвЪчательное, измЪнили также
и форму конституційную, инавгуруючи систему дуалистическую.
Найблизшимъ слЪдствіемъ угоды той было соотвЪтное ограниченье
конституцій оной только до половины австрійской и опредЪленіе
ея новыми понятіями и законами (на прим: законы о делегаціяхъ
и арт. 19.) 21. декабря 1867.

Противъ системы дуалистической, запоручающей владЪніе
двомъ народамъ, немецкому и мадьярскому, выступили предовсЪмъ
Чехи, допоминаючись въ извЪстной декляраціи своей правно-поли-
тическихъ атрибуцій для краевъ короны чешской. Подобно выска-
зались и Поляки Галиціи, издаючи противь конституціи грудневой
извЪстную резолюцію въ имени целой Галиціи (!!) 24. сентября
1868, и домагаючись предовсЪмъ особого правительства (rzadu)
краевого. Такимъ или подобнымъ образомъ высказались другіи на-
родности славянскіи. Именно Кроаты, Сербы и Словене поднесли
теперь недавно програму знаменитую въ такъ зовимой резолюцiи
южной Славянщины изъ декабря 1870. Наконецъ извЪстною
также опозиція Румуновъ, изъ тЪхъ самыхъ причинъ проистекаю-
щая, въ отношеніи до правительства мадьярското. СлЪдовательно,
есть довольно общей и значительной опозиція противаиковъ си-
стемы дуалистической, и опозиція тая представляется также поли-
тическою силою безъ взгляду на тое, есть ли со всЪмъ справедливо
основаніе декляраціи, резолюціи и проч. и проч, — о чемъ пониже
будетъ.

При такомъ положеніи дЪла, довольно трудномъ, представля-
ется вопросъ, есть ли основанною и непоколибимою система дуа-
листическая, или имЪетъ больше основанія опозиція, которой цЪ-
лью есть преобразоваше дуализма на федерацію, будьто истори-
чески-національяую, будьто исключительно національную. Иначе
сказати, ограничается ли вопросъ тотъ на опредЪленіе правдивыхъ
отношенiй дуализма и федерализма до державной идеи австрійской.


20

Прагматическая санкція,обовязующая всЪ народности австрій-
скіи до вЪрности для престола и до солидарности съ интересами
цЪлой и нероздЪльной монархіи австрiйской, и признанная наро-
дамъ тЪмъ же теперь недавно свобода конституційная— ото есть
основанiе и правдивая сущность идеи державной австрійской!

Прагматическая санкція и конституція составляютъ разомъ
дЪйствительное и сильное основаніе державной самостоятельности
монархіи Габсбурговъ, а дуализмъ и федерализмъ суть только
формами конституційными. Очевидно, зависить большое или мень-
шое достоинство каждой формы политической отъ силы опози-
ціи или большинства народонаселенія и предовсЪмъ отъ соотвЪт-
ности ея (conformite) до идеи державной. На основаніи
конституціи есть дозволенной опозиція, есть даже природной и по-
требной, понеже она открываетъ и указываетъ слабыи стороны
противной собЪ формы безпрестанно. ИзвЪстно, что опозиція есть
вЪрной и нерозлучной сопутницей каждой конституціи парлямен-
тарной. Коли, слЪдовательно, народы славянскіи, вЪрны санкціи праг-
матичной и свободЪ конституційной, лишь противъ формы дуали-
стической выступаютъ, то не можно закидати имъ здраду (подобно
госп. канцлеру австрійскому въ ответе на извЪстное и знаменитое
меморандумъ чешское изъ мЪсяца декабря 1870).

КромЪ народовъ славянскихъ (разомъ съ Русинами 16,441.000 {3-1}
выступаютъ однако еще Румуны (2,895.000), Тирольчики (Немцы
и Италіянцы разомъ 893.000) и прочіи Италіянцы австрійскіи, и та-
кимъ образомъ стается опозиція большинствомъ ніякъ неоспори-
мымъ. Нротивъ теперЪшняго господства НЪмцевъ (8,510.000 за
исключеніемъ тирольскихъ) и Мадьяръ (5,431.000) стоитъ затЪмъ
20-мильонная опозиція, которая представляем непобЪдимую силу
политическую. Изъ поясненія конституціи проистекаетъ, что форма
ея должна сей же часъ измЪнитись на другую, скоро того боль-
шинство желаетъ, а то тЪмъ певнЪйше, если требованіе того боль-
шинства сходно съ идеею державною австрійскою.

21

Откуду тое, можно спросити откровенно и смЪло, дабы про-
чіи народы австрійскіи, мимо своей вЪрности для престола и авг.
Фамиліи, и мимо своей политической доспЪлости поддавались
господству двоихъ народовъ, именно нЪмецкому и мадьярскому?
Покликоватись на фактическую высоту культуры своей и указы-
вати на сильную нЪмецкую державу насупротивъ природной и кон-
ституціей запорученной ровноправности національной и политиче-
ской, есть ли достаточно? По крайней мЪрЪ могутъ НЪмцы по-
кликоватись на то и се; но якое имЪютъ основайіе союзники
ихъ Мадьяры {3-2}, если политическая ихъ доспЪлость не высше чеш-
ской, и если литература ихъ ниже славянской, предовсЪмъ поль-
ской? ВЪрны и преданы престолу и почитая высоко свободу
конституційную, якже могутъ прочіи народы австрійскіи подверга-
тись такой формЪ конституціи, которая дЪйствительно розрыва-
етъ монархію на двъ отдЪльныи половины съ отдельны-
ми конституціяіии и министеріями, не находячи въ институціи де-
легацій (на случай несогласія на примЪръ!) достаточной и не-
поколибимой консистенціи, и которая въ дальшей своей консеквен-
ціи при содЪйствіи лЪвой стороны мадьярской прямо ведетъ уже
къ уніи персональной?

Австрія есть въ самомъ дЪлЪ необыкновенной организаціею
державною въ системе другихъ державъ европейскихъ, именно
же организаціей такою, на которую народы и вЪки складывались,
и которая, слЪдовательно, въ исторіи особливое имеЪть призваніе.
Монархія Габсбурговъ образовалась въ теченіи столЪтій органиче-
ски и прогресивно, и монархія тая имЪетъ будущность великую,
если только найдется соотвЪтная форма констйтуційная, которая
будетъ въ состоянiи все силы ровномЪрно затруднити, и увзгляд-
няючи свойства каждой, употребити тiи крЪпкіи и полный силы

22

для высокой цЪли державной. Конституцiя монархіи той должна
предовсЪмъ узнати фактъ, что Австрія есть организаціей коллек-
тивной или федераціей народовъ, для которой логически
найсоотвЪтнЪйшей и природной ость форма, и то въ полномъ того
слова значеніи, федеративная. Такимъ образомъ единственно,
подаючи каждой народности всЪ условія полного розвитія и по-
множенье силъ своихъ, и вспираючи силы тіи свободою консти-
туційной, можетъ наконецъ Австрія употребити ихъ до цЪлей дер-
жавныхъ съ найлучшимъ успЪхомъ и статись державою сильною
и въ отношеніи до другихъ первостепенной. При томъ очевидно,
что федеративно-парляментарное устройство Австріи,якъ съ одной
стороны трудное, дуже трудное, такъ есть съ другой стороны,
произведенное наконецъ въ дЪло, найсоотвЪтнЪйшое и XIX сто-
лЪтія и человЪческого прогресса достойное.

Тая федеративная форма препоручается также своею со-
образностью съ условіями будущей силы и благосостоянія
имперіи австрійской, допускаючи въ извЪстной степени совершен-
ную однообразность политического устройства (uniformite)
цЪлой монархіи, сохраняючи такимъ образомъ и формально един-
ство державной идеи при полномъ удовольствіи и согласіи всЪхъ
народовъ австрійскихъ, и будучи способной совмЪстити въ предЪ-
лахъ своихъ якъ найширшій объемъ конституційной свободы.

Подъ дивизою „viribus unitis" могутъ теперь народы Ав-
стріи представити престолу и правительству преданнЪйше и смЪло
соотвЪтность формы федеративной, и указати современно на
конституцію кpомеpижскую, яко на политическую
креацію, которая единственно въ состояніи положити конецъ
тЪмъ несчастнымъ историко-правно-политическимъ спорамъ, безъ
конца и мЪры поднятымъ, и которая станется несокрушимой под-
валиной будущей великости австрійской имперіи.

Подобно Швайцаріи, объединяющей отламы трехъ великихъ
универсально-историческихъ народовъ европейскихъ въ имя идеи
републиканской, не можетъ ли и Австрія образовати федерацію
народовъ на основаніи полной ровноправности политической во


23

имя вЪрности для престола и въ имя свободы консти-
туційной?

Зваживши жалкое положеніе Руси австрійской въ отношеніи
ея до системы дуалистической, которая роздЪляетъ народъ нашъ
на двЪ половины и розрываетъ совершенно солидарность интере-
совъ народныхъ, зваживши дальше правдивое отношеніе австрій-
ской конституціи до системы дуалистической и федеративной за-
ровно, и то въ пользу последней: признаетъ, слЪдовательно , со-
браніе тое форму федеративную яко найсоотвЪтнЪйшую для кон-
ституціи австрійской.

При томъ почитаетъ собраніе должностью своею, запоручити
преданность и вЪрность русского народа для санкціи прагматичной
и для конституцiи яко такой, и съобовязатись преданнЪйше до
общого труда, съ другими народами разомъ, взглядомъ даль-
шого розвитія свободы конституційной.


Примечания

3-1 ) Тіи цифры не совмЪщаютъ войска.

3-2 ) Историческій выводъ Мадьяръ о правахъ и преимуществахъ короны
св. Стефана не можетъ служити аргументомъ, понеже на основаніи той же
исторіи могъ бы, на примЪръ, покликатись цЪсарь новой Германіи на права
короны нЪмецкой до цЪлой западной половины Австріи и до королевства угор-
ского именно.


Артикулъ IV.

Изъ взгляду   на тое, что новое министерство объявило свою
готовность, росширити автономію {4-1} краевъ, и надЪюочись также на

24

подобную политику со стороны министерства мадьярского въ от-
ношеній до краевъ угорскихъ, или считаючи возможнымъ и по-
лезнымъ росширенье автономіи въ предЪлахъ цЪлой системы дуа-
листической, — воздержуемся теперь еще въ имени народа рус-
ского отъ опозиціи пасивной. Иначе сказати, мы сознаемъ тое,
въ мысль артикула III (проекта) програмы нашей, соотвЪтное рос-
ширенье автономіи яко счастливый и найлучшій переходъ отъ си-
стемы правленья дуалистической до федеративной. Завязанная съ Че-
хіею акція угоды, которая находится уже въ трактЪ практиче-
скихъ условій, а скоро напередъ поступаетъ, якъ наилучше под-
твержаетъ предлежащое основоположенье наше {4-2}. Покликуючись на
тое и на основаніи того, предкладаемъ, слЪдовательно, отъ цЪлого
народа австрійско-русского, и то условно, правительствамъ австрій-
скому и угорскому, наглящіи и предложенныи ниже требованія
его покорно и преданнЪйше къ ласкавЪйшему увзглядненію. Оче-
видно, роздЪляются требованія тіи (въ отношеній до настоящей систе-
мы дуалистической) на двЪ категорiи, именно: Аа)и аа) относи-
тельно Галиціи и Буковины и Б) относительно цЪлой Руси угорской.

Аа) Взглядомъ Руси галицкой,

Понеже Галйцiя съ Володимиріей и пр. одинъ составляетъ
округъ административный (и край коронный), и понеже наше рус-
ское народонаселеніе простирается также и по за Сянъ до Ду-
найца даже, коли противно польское находится также въ области
нашей, то оказуется подЪлъ того края безполезнымъ. При воведе-
ніи въ жизнь полной ровноправности національной и правно-поли-
тической, есть возможной совершенная солидарность во всЪхъ
внутреннихъ и общихъ дЪлахъ и отношеніяхъ края нашего, межь
обома здЪшними народами, русскимъ и польскимъ.

25

Однако полная и дЪйстительная ровноправность обоихъ народовъ
есть условіемъ {4-3} первымъ и послЪднимъ, есть условіемъ неоспо-
римымъ. ИзвЪстный давно уже актъ угоды Лавровского есть оши-
бочнымъ, потому именно, понеже поддаетъ справу цЪлой галицкой
Руси компетенціи сойма львовского, которого теперЪшное боль-
шинство — польское; и хотя признаетъ актъ тотъ національную и
политическую ровноправность обЪихъ народностей краевыхъ (въ
Галиціи), то вмЪсто на основаніи ея выступити съ политикою рЪ-
шительной, представляетъ онъ въ дальшихъ §§. своихъ такъ не-
значительныи требованія, или (употребити властивого выраженія)
проситъ о концессіи, якъбы народъ русскій могъ принимати
концессіи со стороны соймового большинства поль-
ского. Противно, на основаніи арт. 19. извЪстной конституціи
1867, имЪетъ народъ русскій полное и ніякъ неопровержимое
право въ предЪлахъ цЪлой Руси галицкой употребляти языка сво-
его въ школЪ, урядъ и жизни публичной со всею свободою, а дЪ-
ломъ правительства есть, допомагати ему своею повагою, и то
рЪшительно. Изъ взгляду на тое есть также дЪломъ правитель-
ства, затребовати отъ русской Рады предложенія справедливыхъ


26

и законныхъ требованій  нашихъ, изъ стороны  галицкой Руси, и
послЪ въ дорозЪ конституційной представити требованія тіи яко вне-
сенія правительственныи или сойму галицкому или, на случай выбо-
ровъ безпосредственныхъ , до того компетентной думе державной.

Одно скажемь еще Полякамъ. Нехай не подвергаютъ опас-
ности  своей  дЪятельности организаційной,   если  думаютъ споло-
низовати народъ русскій,понеже сконсолидовавшись окончательно,
хочемъ мужественный ставити отпоръ, хочемъ  противодЪйствовати
того рода усиліямъ на всЪхъ возможныхъ позиціяхъ всЪми силами
и средствами нашими. Противъ полонизаціи нашего края высту-
паемъ съ полною рЪшительностью и съ такою же отвагою въ имени
цЪлого народа русского, и  мы готовы довести  тую  рЪшитель-
ность до послЪднихъ консеквенцій даже, въ сознаніи справедли-
вости и святости справы  нашей и  надЪючись  при томъ на силу
правды, которая скорше или позднЪйше побЪдити должна.  Такое
есть правдивое   и справедливое намЪреніе наше   въ дЪлЪ предле-
жащемъ.  Однако, повторимъ  еще тое, лучше  есть   примиреніе
крайностей политическихъ въ интересЪ русскомъ и польскомъ за-
ровно, якъ лучше есть и полезнЪйше, вместо борьбы безплодной
приступити до акціи органической и въ высокой степени плодо-
творной.   Наши условія давно известны. Изъ исторіи своей  мо-
гутъ   Поляки  поучитись  о безплодности  всякихъ   политическихъ
усилій своихъ въ отношеніи до народа русского.   (Они   оставили,
напримЪръ, во время своей самостоятельности державной мильоны
живого народа польского,  кость отъ  кости своей,   подъ властью
люксембургской и ординской ,   а сами простерли руку по области
русскіи и хотЪли передЪлати народъ русскій на польскій).   Межь
нами исторія тая же рЪшила.    Нехай же Поляки не допускаются
поновно такой политической ошибки въ предЪлахъ Австрiи въ от-
ношеніи до народа нашего, а противно, да двигаютъ свое   пле-
мя въ Силезіи австрійской. Такъ есть, Польща только въ ПольщЪ
организоватись можетъ ! СлЪдовательно есть должностью Поляковъ
первостепенной, искати внутрь общества своего власного той дЪя-
тельности и цЪли, которая есть полезной и достойной.


27

Тутъ належитъ детайлическое предложеніе всЪхъ законныхъ
и съ конституціею согласныхъ требованій галицкой Руси, кото-
рого составленіемъ занятись есть должностью львовской Рады
русской. И такъ можетъ она требовати:

а) измЪненія выборчой ординаціи соймовой съ увзглядненіемъ
действительного большинства народонаселенія русского, и во-
веденія безпосредственныхъ выборовъ до Думы державной;

б) соотвЪтного измененія статута ВыдЪла краевого,такимъ имен-
но образомъ, дабы для русской части народонаселенія; га-
лицкого основано особое отдЪленіе (съ особымъ бюджетомъ
и) съ дЪловодствомъ исключительно русскимъ;

в) послЪ соотвЪтной ревизіи въ пользу народности русской из-
вЪстного статута краевого Рады школьной, образуючи для
русской части Галиціи особое отдЪленіе съ дЪловодствомъ
русскимъ;

г) якъ найскоршого измЪненія статута о школахъ среднихъ и лю-
довыхъ изъ 22. іюня 1867 также въ пользу народа русского;

д) также переобразованiе университета львовского на русскій;
е) также употребленія чиновниковъ и учителей русскихъ въ ча-
сти края русского;

ж) послЪ снесенія патроната — и т. д. и т. д.

Ааа)    взглядомъ Буковины.

Подобно имЪетъ народъ русскій, одну половину Буковины
громадною масою занимающій, полное основаніе домагатись на-
ціональной и политической ровноправности съ народонаселеніемъ
того края румунскимъ, 19. арт. конституціи соотвЪтно, и пред-
ставлаючи правительству съ конституціею согласный требованіа
свои преданнЪйшіи, ожидати отъ него предложенія дотычащихъ
внесеній правительственныхъ или буковинскому сойму или, взгля-
дно, думЪ державной.

(Тутъ есть мЪстце для требованій,который Русь буковин-
ская посредничеству русской Рады предложит хочетъ, или на


28

примеръ относительно  введенія языка русского,  взглядомъ  реви-
зіи соймовой ординаціи буковинской и пр. и, пр.)

Б)Относительно Руси угорской.

Нехай правительство мадьярское пригадаетъ собЪ предовсЪмъ,
съ якою нетерпеливостью сносили Мадьяре централизмъ нЪмецкій,
и правительство королевства угорского пересвЪдчится о потребЪ,
подносити условія системы централистической  въ  отношеніи до
другихъ народовъ края того вообще и въ отношеніи до русской
именно.   Такъ есть,  нехай помнитъ  на тое и зважити изволитъ
конечно,    что    противъ 5,413.000    Мадьяръ {4-4}    представляют
прочіи народы   королевства   угорского съ пограничіемъ  военнымъ
10-мильонную силу (именно же Немцы 1,810.000, Русины, Сло-
ваки  и   Чехи   разомъ   2,232.000,   южныи Славяне  2,441.000;
Румуны 2,648.000,  прочіи же:  Евреи,  Цыганы   и т. д.   разомъ
612.000).    ИзвЪстной   вообще опозиція всей Славянщины южной.
ИзвЪстна  и опасна  есть также   національная  опозиція Словаковъ
и Румуновъ угорскихъ. Нехай же наступитъ наконецъ фузія ихъ
дЪйствительно!    Нехай   до той  опозиціи  присоединится  также и
Русь угорская, сильная своимъ сознаніемъ національнымъ и соли-
дарностью своею со всей Русью австрійской!  Очевидно,   что въ
державЪ конституційной есть такая фузія   опозиціи возможной, и
темъ певнЪйше,   если цЪль стремленій одна!    Противъ такой об-
ширной опозиціи, обнимающей, большинство народонаселенія, есть
насиліе  невозможнымъ и антиконституційнымъ, следовательно без-
полезнымъ. Одно остается средство теперь, и отъ самого  пра-
вительства залежитъ, употребити его въ пользу свою и для об-
щого добра предовсЪмъ, именно въ предЪлахъ компетенціи своей
и конституцій   соотвЪтно, удовлетворити справедливымъ требова-
ніямъ   всЪхъ  народовъ  королевства угорского,   межь   которыми
также и Руси угорской.


29

(Тутъ слЪдуетъ спись умотивованныхъ требованій, составлен-
ный и предложенный русской РадЪ представителями закарпатской
братіи нашей.)

Межь порочими должно бы  помЪститись:

1)предовсЪмъ опредЪленіе становища національного;

2)послЪ обезпеченіе полной автономіи церковной;

3) дЪйствительное введеніе языка русского, и то въ полномъ
слова того значеніи, въ урядахъ и школахъ (людовыхъ и
среднихъ) въ комитатахъ русскихъ: спижскомъ. шарошскомъ,
унгварскомъ, берегскомъ и мармарошскомъ, взглядно также и
въ комитатахъ мЪшанныхъ, и въ колоніяхъ русскихъ;

4) якъ найскорЪйшое учрежденіе педагогическихъ семинарій
русскихъ;

5) также учрежденіе катедры русского языка и литературы, по
возможности и нЪсколькихъ другихъ катедръ паралельныхъ, на
факултетЪ философскомъ и одной на факултетъ юридическомъ
университета пештянского;

6) подобно учрежденіе одной катедры русской на юридической
академіи кошицкой.— и проч. и проч.


Примечания

4-1) Правдивая автономiя состоитъ, своему понятію соотвЪтно, въ рос-
ширвніи компетенціи автономическихъ институцій (предовсЪмъ краевыхъ сой-
мовъ, краевыхъ ВыдЪловъ, Радъ повЪтовыхъ и громадскихъ, и т. д.) при
точномъ а справедливомъ увзглядненіи условій національныхъ. Она предпола-
гаетъ, слЪдовательно, росширенье свободы конституційной и признаніе индиви-
дуальности національной (народной). Такимъ образомъ понята, стоить автоно-
мія высше историко-политическихъ преимуществъ и полного ихъ признанія и
запорученія со стороны престола и правительства. Насупротивъ резолюціи
польской моглибы мы также покликатись на бывшую самостоятельность кня-
жества и королевства галицко-володимирского, если бы мы не были пере-
свЪдчены о несостоятельности всякихъ правь историческихъ въ отношеяіи до
господствующей идеи державной. Подобно якъ Мадьяре и Чехи при давныхъ
своихъ обстаютъ правахъ противъ однообразности конституціи австрійской,
могли бы также и другіи народы, поступаючи консеквентно въ той историче-
ской ретрогресіи, довести наконецъ до розбитія Австріи на ея части складо-
выи. Историческое право имЪетъ только смыслъ въ продолжительности своей
безпрерывной (continuite historique), и якъ долго новымъ уставомъ, или фор-
мально и фактически, или фактически только, не замЪнится. Если впрочемъ
дозволенной есть опозиція противъ формы конституційной, то она стается про-
тивузаконной и несовмЪстной,якъ скоро обращается противъ идеи державной.

4-2) Къ сожалЪнію, угоду съ Чехіею не доведено до конца.   Прим. изд.

4-3) Поляки довели до переваги великой въ предЪлахъ королевства га-
лицко-володимирского, и то во всЪхъ отношеніяхъ и направленіяхъ, предо-
всЪмъ въ правно-политическомъ, имЪючи на основаніи теперЪшней ординаціи
соймовой большинство въ сеймЪ львовскомъ, и посЪдаючи, слЪдовательно, во
своей власти краевое законодательство. Институціи автономическіи отъ нихъ
исключительно зависимы, и ВыдЪлъ краевый, и Рады повЪтовыи и громадскіи
заровно, Школьництво и едукація публична отъ нихъ зависимы также исклю-
чительно на основаніи уставовъ: а) о языцЪ выкладовомъ въ школахъ лю-
довыхъ и среднихъ изъ 22. іюня 1867 и б) о краевой РадЪ школьной изъ
25. іюня 1867. Краева Рада школьна поступаетъ въ направленiи ексклюзивно
польскомъ, будучи инстанціей первой и послЪдной для всЪхЪ отношеній школь-
ныхъ, и полную имЪючи силу надъ директорами и учителями собЪ подвласт-
ными, надъ радами школьными, повЪтовыми и громадскими, яко филіями
своими, надъ новоустроенными семинаріями учительскими, и т.д. и т.д. Зало-
живши современно рустикальныи банки кредитовый, ассекураціи и проч., прі-
обрЪвши концессіи на желЪзныи дороги и проч. — овладЪли Поляки, кажется,
нашъ народъ русскій также и матеріяльно, и страхъ подумати о сумныхъ со-
ціальныхъ послЪдствіяхъ того. Такъ есть, они пріобрЪли наконецъ много
преимуществъ въ дорозЪ административной, и сдЪлали дЪйствительно всевоз-
можное противъ народа русского.

4-4) Безъ войска.


Артикулъ V.

Заключенное 31. января т. г. перемиріе, идущая во слЪдъ
капитуляція Парижа, прелиминарія, революція и т. д., вотъ до-
казательства грозной и трагической судьбы знаменитого народа
французского, того великодушного подвижника всЪхъ великихъ идей
европейскихъ и достойного представителя лучшей стороны чело-
вЪчества цЪлого, который стается со Франціей своей жертвою
силы желЪзной и смиряется такимъ образомъ, якъ до теперь ни
одинъ народъ великій. Межь давнЪйшею Франціею а Европою, и
то розвиваючи ихъ связь природную и такъ плодотворную, ложит-
ся теперь новая, кровью и желЪзомъ объединенная Германія, которая
произошла изъ милитаризма, и которая, слЪдовательно, остается
монархіей милитарной. Очевидно, новая Германія стается теперь


30

средоточіемъ государственной системы европейской и политики
европейской. Перенимаючи амбицію покоренного народа безъ обще-
человЪческихъ стремленій (или тенденцій) смЪлой политики фран-
цузской, будетъ, слЪдовательно, тотъ новый факторъ въ системЪ
европейской исключительно наступательною силою и тЪмъ страш-
нЪйшей. ПобЪдоносный народъ нЪмецкій, можетъ, поступивши разъ
на обширное поприще, до послЪднихъ довести консеквенцій въ
томъ направленіи, темъ певнЪйше, если онъ имЪетъ извЪстный
преданія о королахъ Отонахъ, Гогенштауфахъ (именно о Фриде-
риху I.) и т. д. Однако для Европы есть тотъ новый порядокъ
тЪмъ опаснЪйшій, понеже милитаризмъ объединенного народа нЪ-
мецкого есть, своей природЪ соотвЪтно, силою желЪзной всЪ про-
чіи силы експлоатующей, такъ сказати, эгоистической, слЪдова-
тельно безплодной.

Спокойно и съ твердостью должно однако надЪятись совре-
менное человЪчество во виду того на силу, правлящую отъ вЪка
народами и міромъ, которая и счастье и несчастье народовъ и ве-
ликость и смиреніе тЪхъ же заровно во своей власти имеЪтъ и судь-
бы міра того въ одинъ великій результатъ сплетаетъ, которымъ
есть прогресъ безпрерывный, историческій.

Насупротивь объединенной Германіи есть въ извЪстной сте-
пени возможнымъ ровновЪсъ со стороны Россіи, розумЪется, въ
союзЪ съ племенемъ славянскимъ. Коли голову подноситъ универ-
сализмъ нЪмецкій, стается также дЪйствительно возможньмъ пан-
славизмъ, такъ естъ, онъ стается даже потребнымъ — и своего
осуідествленія близкимъ. Однако, не есть то панславизмъ фанта-
стическій, который дЪйствительный порядокъ дЪлъ и отношеній
европейскихъ совершенно негуетъ. Правдивый и съ европейскимъ
понятіемъ сходный панславизмъ сопрягается тЪсно съ такъ зови-
мымъ вопросомъ восточнымъ, или есть частью интегральною того
вопроса европейского, который по оконченіи войны французско-
нЪмецкой на первый планъ выступаетъ.

ИзвЪстный вообще удЪлъ Россіи въ томъ вопросЪ, который
возникъ изъ ея причины, коли заявила стремленіе овладЪти моремъ


31

чорнымъ, или коли пресвЪдчилась о важности и значеніи его для
ея быта и розвитія державного, хотя бы въ послЪдней консеквенцій
пришло до устороненія Порты изъ цЪлого полуострова балкан-
ского. Юридическое основаніе {5-1} такъ смЪлой политики изъ сто-
роны Россіи до рЪчи не належитъ, понеже въ исторіи есть каж-
дое событіе или причиною или слЪдствіемъ, и понеже сумма при-
чинъ и слЪдствій составляетъ такъ зовимый прагматизмъ истори-
ческій, который въ томъ взглядЪ исключительно рЪшаетъ. Предле-
жащій вопросъ представляется европейской дипломаціи единственно
изъ точки зрЪнія политической, и ея задачей есть. соображатись
съ тЪмъ же направленіемъ политики россійской, которое было когда-
то головнымъ направленіемъ политики польской.{5-2} При томъ на-
добно увзгляднити, и то съ большимъ значеніемъ, извЪстное дви-
женіе народовъ подъ скиптромъ Порты живущихъ, которое изви-
нити дастся, понеже турецкая имперія не основана деЪствительно
на ніякой извЪстной европейской идеи державной. Однако, двига-
ючи тотъ вопросъ восточный, принимаетъ, следовательно, Россія и
весьма трудное дЪло будущей организаціи политической тЪхъ наро-
довъ вооточныхъ, межь которыми побочь Грековъ, Румуновъ и пр.
первостеденное значенье занимаетъ племя славянское. Иначе
сказати, есть въ силу логической послЪдовательности ея должно-
стью изрядной, содЪйствовав всЪми силами созданію политической
организаціи на востоцЪ, въ составЪ которой заняти должны Бол-
гаре, Сербы и Кроаты принадлежащее становище политическое
яко одна трупа (или двЪ найбольше) славянская. Такъ есть, она
должна лишь содЪйствовати организаціи и надаючи политицЪ своей
характеръ славанскій, не абсорбовати ніякъ полудневыхъ Славянъ,
если хочетъ остатись вЪрною призванію своему историческому, и
если хочетъ остатись державой русской.

32

Отъ Европы самой зависитъ, пріобрЪсти собЪ больше или
меньше вліянія въ дЪлЪ Россіи съ Портою, или въ дЪлЪ будущей
организаціи политической востока европейского. Очевидно имЪетъ
Европа двЪ дороги передъ собою, и она должна одну изъ тЪхъ же
избрати якъ найскорше; или она а) выступитъ въ оборонЪ
Порты на основаніи принципа ровноваги европейской, безъ взгляду
на ея восколебаніе черезъ перевЪсъ Германіи, противъ которой
потребный естъ конечно въ системЪ европейской факторъ новый,
а которымъ можетъ статись племя славянское, или б) пересвЪдчится
о невозможности оной изъ причинъ внутреннихъ и внЪшнихъ за-
ровно. Нехай же однако зважитъ Европа восколебаніе системы ров-
новаги европейской черезъ новую Германію яко фактъ неоспори-
мый, нехай зважитъ также противуположность найвысшихъ прин-
циповъ въ Турціи европейской, именно же христіанизма а исла-
мизма и цивилизаціи, а порядка дЪлъ азійского, а судьба ея ока-
жется даже сомнЪтельной. Кроме того нехай признати изволитъ
Европа нравственное основаніе извЪстному движенію угнетенныхъ
народовъ христіянскихъ и политическую доспЪлость племени сла-
вянского (предовсЪмъ Сербовъ и Кроатовъ) подъ скептромъ ту-
рецкимъ. Межь силою обстоятельствъ, бурною текущихъ чередою,
а судьбою Турціи, невозможно впрочемъ ніякое посредничество,
и очевидно перемагаетъ первая, и то совершенно въ пользу Рос-
сіи, если Европа не перешкодитъ. Для того есть во виду той
силы обстоятельствъ и неоспоримыхъ фактовъ первостепенною за-
дачею Европы, приступит до акціи политической на востоцЪ, но-
вымъ условіямъ политической ровноваги соотвЪтно, хотя могло бы
въ дальшей консеквенціи прійти до устороненія Турціи изъ по-
луострова балканского. При теперЪшномъ положеніи однако будетъ
Европа лишь тогда съ добрымъ для себе дЪйствовати успЪхомъ,
если сознастъ правдивое значеніе племени славянского на востоцЪ,
и если рЪшится инавгуровати тутъ политику славянскую. Такимъ
лишь образомъ будетъ она въ состояніи дЪйствовати практически
и политически. Такимъ образомъ дЪйствій можетъ обеспечитись
она также противъ грозной переваги изъ стороны Россіи, можетъ


33

ю даже принудти до солидарности съ политикою европейско-
славянской, такъ очевидно и безъ всякого сомнЪнія думаемъ, якъ
беспечно обовязана дипломація Россіи за свои дотеперЪшніи успЪ-
хи на востоцЪ единственно политицЪ славянской.

Новая Германія {5-3} отнимаетъ Австріи всякіи условія до даль-
шого продолженія своей завЪтной политики нЪмецкой. Она отнимаетъ
Австріи всякіи корысти, или политическiи или матеріальяыи, отъ
которыхъ розумная политика отказатись не можетъ, дЪлаетъ; слЪдо-
вательно, продолженіе дотеперЪшной нЪмецкой непрак-
тическимъ. ТЪмъ больше предсгаавляетъ видовъ и тЪмъ об-
ширнЪйшую допускаетъ акцію извЪстный вопpосъ восточ-
ный, который послЪ уконченія войны французско-прусской стается
вообще первостепеннымъ. Австрія можеть лишь отъ счастливого
рЪшенія того вопроса хорошихъ ожидати послЪдствiй для своего
дальшого розвитія державного, если въ состояніи будетъ избрати
политику соотвЪтную. Она имЪетъ весьма много поводовъ сознати
значеніе того вопроса, предовсЪмъ же, понеже есть занята пе-
реважно племенемъ славянскимъ, которое и въ предЪ-
лахъ Турціи господствуетъ, и которое въ будущей организаціи
европейского востока заняти должно становище знаменитЪй-
шое. Однако рядомъ со сознаніемъ великого его значенія
должно поступати также и стремленіе, совершенно основа-
тельное, дабы якъ найбольшую пріобрЪсти пользу на
востоцЪ, и дабы сдЪлати тутъ популярнымъ и могущимъ
вліяніе австрійское. Подобно Россіи можетъ и Австрія до-
битись той цЪли весьма необходимой, если рЪшится под-
няти смЪло и самоувЪренно прапоръ славянскій. Подъ такимъ
условіемъ воздвигнетъ она свое становище на внЪ непремЪнно, если
рЪшится подняти славянскую политику на востоцЪ, или а) без-
посредственно и самостоятельно, или б) въ союзЪ съ Европою.

34

Межь Австріею и своей переваги свЪдомою Россіею есть возмож-
ною солидарная акція политическая на тотъ случай только, если
тая приступитъ до вопроса восточного совокупно съ Европою.
Коли предполагаемая солидарность станется наконецъ фактомъ, то
все таки зависитъ правдивый успЪхъ отъ рЪшительности акціи и
предовсЪмъ отъ справедливой и соотвЪтной организацiи цЪлого во-
стока европейского съ именнымъ увзглядненіемъ племени славян-
ского. А кромЪ того должна Австрія изъ своей стороны еще
одно особенное исполнити условіе, и, быти можетъ, конеч-
ное н необходимое, которое состоитъ въ томъ именно, дабы
политика ея внЪшняя въ тЪсной оставила связи со
внутренной, или дабы она свое вліяніе на востоцЪ под-
держивала и обезпечивала, надаючн также своей по-
литицЪ внутренной характеръ славянскій.

На основаніи того приходимъ къ заключенію, что всецЪло
славянская держава, якою есть Россія, не можетъ вести иной
политики, кромЪ славянской. Правдивый державный интересъ ав-
стрійскій и предполагаемая солидарность Австріи и Европы въ во-
просЪ восточномъ даютъ еще больше поруки и основанія поли-
тицЪ, которой послЪднимъ результатомъ будетъ организація евро-
пейского востока такая, дабы въ складЪ той же, побочь народовъ
греческого и румунского, первостепенное становище заняло племя
славянское. При такомъ складЪ отношеній, на случай осуществле-
нія предлежащой комбинаціи политической, стается возможнымъ
панславизмъ съ порядкомъ европейскимъ совсЪмъ
сходный и его капитальнымъ условіямъ совершенно соотвЪт-
ный. Вотъ основаніе панславизма, который стается возможнымъ
при согласномъ содЪйствiи Австріи, Россіи и будущого организма
державного на востоцЪ съ переважньшъ характеромъ славянскимъ,
и который поручается въ такой формЪ яко органическая сила и
можетъ дЪйствовати плодотворно и полезно а) и въ отношенiи до
вопроса восточного и б) въ отношеній до всей настоящей держав-
ной системы европейской: яко головный факторъ восточного во-
проса есть онъ видимо своего осуществленія близкій.

35

Однако своей природЪ соотвЪтно, находится представленный
и опредЪленный тутъ панславизмъ въ прямой противуположности
до того универсализма нЪмецкого, который подъ предводитель-
ствомъ прусскимъ такъ будущность Славянщины якъ весь дер-
жавный ровновЪсъ европейскій великой подвергаетъ опасности.
Заапликованный до настоящей системы державной, можетъ, слЪдова-
тельно, тотъ панславизмъ статись дуже соотвЪтною и полезною си-
лою 1) противъ переваги прусской въ оборонЪ общей ровноваги
европейской. Изъ противоположности панславизма и нЪмецкого уни-
версализма, заровно якъ изъ теперЪшняго политического состоянія
всей Европы проистекаетъ 2) тое весьма основательное заключеніе,
что тлЪетъ уже пожарь великій, который скоро или позднЪйше
кровавымъ озаритъ поломЪнемъ весь широкій видокругъ европей-
скій. А наконецъ проистекаетъ во 3) изъ предложенного повысше
отношеяія межь панславизмомъ а восточнымъ вопросомъ, что го-
ловньмъ средоточіемъ, и, быти можетъ, головнымъ огнищемъ буду-
щей войны общеевропейской, будетъ вопросъ оный именно.

Обыкновенно говоритъ и пишется лишь о будущей войне
немецко-россійской   или   германско-славянской. {5-4} Очевидно есть

36

такое пониманіе основательно и справедливо если Германія и Рос-
сія считаются представителями двохъ противныхъ собЪ силъ пан-
славизма и универсализма германского, и если увзглядняются даль-
шіи той противуположности консеквенціи, предовсЪмъ однако тЪ-
снЪйшая связь панславизма съ будущею войною великой (предла-
таемой всЪми) и съ вопросомъ восточнымъ. Коли Россія сознаетъ
окончательно свое историческое призваніе, и коли выступитъ до
войны съ могущественной Германіею, тогда должна и Европа на
два великіи подЪлитись таборы; понеже война тая имЪетъ значеніе
общеевропейское, и понеже отъ ней зависимо новое державное
устройство европейского востока предовсЪмъ и, быти можетъ, зна-
чительное измЪненіе настоящей системы державной, новопроявляю-

37

щимся условиемъ политической ровноваги соотвЪтно. Покоренная, а
все таки свободная еще Франція станетъ теперь безъ сомнЪнія
по сторонЪ славянской, и загрЪетъ своимъ примЪромъ, даже легко
быти можетъ, Италію (и Испанію). По крайней мЪрЪ есть должно-
стью Россіи первостепенною, пріобрЪсти собЪ пріязнь романского
міра и тЪсный составити съ тЪмъ же союзъ. Межь передовымъ пле-
менемъ романскимъ и славянскимъ есть дЪйствительно возможнымъ
союзъ политическiй, всей дотеперЪшней практицЪ дипломатической
на перекоръ, акъ скоро голову подноситъ опасный милитаризмъ
нЪмецкій. По сторонЪ объединившейся и теперь такъ сильной Гер-
маніи станетъ однако на тотъ случай Англія изъ взгляду на во-
просъ восточный (который поспЪшится тогда сейжечасъ подняти
дипломація прусская), а предполагаемый и весьма возможный союзъ
американскихъ Штатовъ. Приступитъ до союза съ нею также вЪ-
роятно Швеція и Турція.

И такъ возможна есть дЪйствительно, прагматической связи
историческихъ событій соотвЪтно, великая война, которая роздЪ-
ляя человЪчество на два таборы, ставитъ по одной сторонЪ весь
романско-славянскій свЪтъ въ тЪсномъ союзЪ съ новымъ светомъ,
по другой весь германскій въ союзЪ съ турецко-финскимъ та —
великая, всемірная война, которая кажется быти неизбЪжимой и
въ ровной мЪрЪ рЪшительной.

Изъ взгляду на тЪсную связь той войны съ вопросомъ во-
сточнымъ, окажется, {5-5} на основаніи предъидущихъ выводовъ объ

38

отношенiи Австріи до востока австрійского, справедливо и совер-
шенно практически, если сообразно со (предполагаемою) славян-
скою политикою, со всею рЪшительностью станетъ также по сто-
роне романско-славянского міра противъ германского. По крайней
мЪрЪ сдЪлаетъ Австрія тое дла собственного своего блага. Межь
свободною конституційною Австріею а сосЪдною прусскою Герма-
ніею есть очевидно каждый союзъ безполезнымъ, понеже нЪтъ

39

а) общихъ политическихъ интересовъ и б) взаимныхъ гваранцій,
коли, противно, въ свободномъ союзЪ съ романско-славянскимъ мі-
ромъ монархія тая свою самостоятельность и державную повагу
вполнЪ сохраняетъ. Очевидно также кажется совершенное покоре-
ріе германского племени, а по крайной мЪрЪ значительное его
ослабленіе со стороны романско-славянского, которое могуществен-
ною стается силою въ проектованномъ союзЪ съ Австріею и Аме-
рикою.

Такъ есть, Австрія можетъ смЪло во имя собственного дер-
жавного добра своего, а во имя несомнительной побЪды по сто-
ронЪ представленного высше союза, выступити также до войны
противъ такъ грозного универсализма германского, или противъ
той исключительно милитарной силы, отъ которой для Европы
предстоитъ великая опасность.

Остается еще, правда, поясненіе и опредЪленіе такъ зовимого
польского вопроса, представляющогося все таки, безъ взгляду на
предпринятый трема державами подЪлъ Польщи при извЪстной со-
лидарности національной, до нынЪ еще факторомъ европейскимъ,
и въ отношеніи до вопроса восточного и въ отношенiи до пред-
полагаемой голосно войны германско-славянской.{5-6} Очевидна и со

40

всЪмъ понятна теперь невозможность политики (передъ французско-
прусскою войною)  на тЪсномъ союзЪ Австріи съ Франціею при
несомнительномъ содЪйствіи прочей Европы противь державы рос-
сійской, якъ скоро послЪ покоренія Франции двиглась объединив-
шаяся Германія   до значенія  державы первостепенной. Межь двЪ
заровно ненавистныи поставленная державы, находится Польща
межь могущественною Германіею и, въ ровной мЪрЪ, сильною Рос-
сіею въ трудномъ и весьма несчастливомъ положеніи больше чЪмъ
коли нибудь, понеже при историчномъ безсиліи всей прочей ев-
ропейской системы державной, должна бы практическая и полезная
политика стреаштись конечно до составленія тЪснЪйшого союза
съ одною изъ тЪхъ же. ПослЪдняя, больше циническая а впрочем
дурная и недипломатическая бесЪда г. канцлера нЪмецкого отни-
маетъ однако отъ 1. апр-ъля 1871 всякое  основаніе   политицЪ
прусско-польской  и приказуетъ, слЪдовательно,   Полякамъ  искати
для   себе  спасенія исключительно   въ  союзЪ съ   политикою
славянскою, дабы приступаючи до господствующего направле-
нія внутренной и внЪшной политики россійской подъ

41

ея покровительствомъ сохранити оставшіися еще нравственный и
матеріяльныи интересы свои народныи, которыхъ средото-
чіемъ есть конгресовая Польща съ великолЪпною столицею своею.
ТЪмъ больше основанія имЪетъ предлежащая комбинація изъ взгля-
ду на видимую связь межь политикою славянскою а будущею
войною, предполагаючи при томъ полное осуществленіе коалиціи
романско-славянского міра и его дЪйствительную побЪду надъ
германскимъ. Такъ есть, такимъ лишь образомъ дЪйствій испол-
нитъ народъ польскій въ солидарности съ оною политикою свой
долгъ славянскій, и по сторонЪ коалиціи свой долгъ общеевропей-
скій. По крайней мЪрЪ представляется подобная комбияація всЪхъ
прочихъ полезнЪйша и соотвЪнЪйша.

Одинъ вопросъ еще. Не есть ли возможнымъ изъ взгляду на
личную пріязнь обохъ теперь владЪющихъ императоровъ, нЪмец-
кого и россійского, союзъ Германіи и Россій, всЪмъ логическимъ

42

выводамъ и всему прагматизмови на перекоръ. Якое должно пред-
принятись поступованье на тотъ случай именно? Противъ союза
двохъ   найсильнЪйшихъ  державъ имЪетъ  цЪлая   Европа (розумЪ-
ется разомъ съ Австріею)  тЪмъ  больше основанія  въ непоколе-
бимой оставати солидарности нравственной и политической и всЪ-
ми  возможными противодЪйствовав средствами, предовсЪмъ же
инавгуровати въ полной мЪрЪ  и   силЪ  извЪстную   политику
славянскую;   понеже   не подлежитъ сомнЪнію,  что дипломація
россійская поддерживаетъ  тотъ союзъ единственно  въ цЪли пріо-
брітенія дЪйствительныхъ успЪховъ въ вопросЪ восточномъ. Ина-
че  дЪлати  трудно; по крайней  мЪрЪ  такъ  долго трудно,  поки
прусско-россійскій союзъ существуетъ и будетъ Однако скорше
или позднЪйше  пересвЪдчится наконецъ Россія, къ ужасу своему,
о несостоятельности союза такого, яко союза противъ славянского
и вполнЪ непрактического,   понеже   самолюбивая   политика дуже
искусной и перебЪглой дипломаціи прусской будетъ  его  во свою
собственную експлоатовати пользу, будетъ вспирати лишь позорно
свою союзницу   въ дЪлЪ востока,   дабы тЪмъ безпечнЪйше  и де-
шевЪйше сильную тутъ пріобрЪсти позйцію,  и дабы въ удобномъ
времени подняти противъ ней вопросъ восточный.

Такимъ доперва путемъ придетъ очередь на Россію, придетъ
предовсЪмъ очередь на правительство россійское увЪритись о пол-
ной неизбЪжимости той войны прусско-россійской, проистекающей
изъ діаметральной противположности духа принциповъ, славян-
ского и германского, очевидно за поздно, понеже тиранизованная
до теперь Европа будетъ съ удовлетвореніемъ смотрЪти на войну
своихъ противниковъ, которая кончится непремЪнно взаимнымъ
ослабленіемъ тЪхъ же.

Такъ есть, Европа будетъ безъ участи смотрЪти на крова-
вую борьбу двохъ могущественныхъ монархій, двохъ могуще-
ственныхъ универсально-историческихъ силъ, надЪючись на свою
свободу.


43

Вотъ основаніе тЪхъ поглядовъ и гЪхъ желаній касательно
внЪшнихъ отношеній Австріи, которыи представляются АвгустЪй-
шому престолу и Высокому правительству, и въ интересЪ само-
стоятельности и поваги монархій и въ интересЪ всей Славянщины
австрійской, покорнЪйше и всепреданнЪйше со стороны общого со-
бранія всей Руси австрійской.


Примечания

5-1) КромЪ того можно строгимъ формалистамъ отвЪтити вопросомъ ко-
роткимъ, на якомъ юридическомъ основаніи разорила теперЪшная Порта быв-
шее цісарство бизантинское?

5-2) За Стефана Баторія и за Іоанна  III Собьеского.

5-3) При томъ надобно поднести знаменитое значеніе восточного вопроса
безъ взгляду на лондонскую конференцию, понеже измЪненіе извЪстного па-
рижского договора было только введеніемъ до будущей великой акціи во-
сточной.

5-4) Представленный тутъ державный ровновЪсъ европейскій полагаетъ
предовсЪмъ на двоихъ правилахъ: 1) найбольшая и найсильнЪйшая держава
не можетъ опасности подвергати самостоятельность которой-нибудь изъ про-
чихъ державъ европейскихъ (а взглядно и американскихъ), якъ не есть въ со-
стояніи общей и солидарной опозиціи тЪхъ же опертись; 2) найменьшая держава
не есть такъ слабою и незначительною, дабы въ союзЪ съ другими не сохрани-
ти своей самостоятельности политической и своей интегральности державной.
Проистекающее изъ тЪхъ предъидущихъ дальшое 3) правило есть въ мысли
предлежащей системы полнымъ основаніемъ союзовъ, меньшихъ и большихъ,
каждой особенной приноровленныхъ потребЪ, и въ ровной мЪрЪ конечныхъ и
необходимыхъ, якъ конечный и всесторонныи державный отношенія европей-
скій. И такъ зовимый неутралитетъ представляется, подобно якъ локализацiя
войны въ отношеніи до системы оной, нероздЪльной еа частью и негативною
формою дипломатическою союзовъ европейскихъ. Тотъ политическїй ровновЪсъ
есть основаніемъ знаменитой державной системы европейской, соеди-
няющей цЪлый европейскій континентъ въ мирЪ и войнЪ въ одну органическую
цЪлость съ извЪстными правами и должностями, а найкрасшимъ его примЪ-
ромъ есть семилЪтная война (1756-1762), которая, акъ вообще извЪстно, межь
Австріею и Пруссіею начавшись, при содЪйствіи Германіи (Италіи и Испаніи),
Франціи и Россіи (до 1761) посторонЪ одной, — Англіи, Швеціи и пр. по дру-
гой, для такъ незначительной Силезіи, сталась пожаромъ великимъ, всемір-
нымъ, и которая кровавымъ осветила блескомъ Америку, Азію и Африку,
простираючись на море атлантійское, средиземное и индійское, на суши и морЪ
ровно завзятая, безъ ніякихъ дальшихъ послЪдствій, во сколько наступившій
наконецъ договоръ губертсбургскій затвердилъ окончательно за Прусаками давно
пріобрЪтенныи части Силезіи, на основаніи предъидущихъ договоровъ, врати-
славского и дрезденского: иначе сказати, испытывалъ весь міръ въ той войнЪ
свои силы, дабы послЪ кровавыхъ битвъ и сраженій утвердити тогдашній по-
рядокъ державный.

Однако каждый новопроявляющійся факторъ политическій, жизненною
одушевленный силою, имЪетъ, скажемъ тое съ большимъ натискомъ, полное
основаніе пріобрЪсти признаніе и увзглядненіе въ державной системЪ, коли
противно каждый состарЪлый изъ ней выступаетъ. Ото есть 4) правило, кото-
рое на каждой своей ствержаетъ страницЪ исторія, представляючи намъ вы-
соту однихъ народовъ рядомъ со смутнымъ паденіемъ другихъ, подобно также
могущественныи державы рядомъ съ дряхлыми и слабыми, и поучаючи насъ
современно о той дивной правдЪ, яко наименьшая держава статись можетъ
великою, и яко найменьшая и найбольшая держава наконецъ состарЪтись и
пережитись муситъ. Такимъ образомъ оправдаетъ исторія американскую на
пр. войну, которая есть, такъ сказати, дальшимъ слЪдствіемъ великанской се-
милЪтней, и которая кончившись полною независимостью соединенныхъ полноч-
ныхъ Штатовъ, создала на континентЪ новомъ органическій весьма факторъ
даже въ отношеніи до державной системы европейской. Подобнымъ отже
образомъ находить также нравственное и политическое основаніе и оправданіе
поднятый тутъ вопросъ восточный, который есть также природнымъ слЪд-
ствіемъ проявляющейся изобильно жизненной силы подданныхъ власти турец-
кой народовъ, межь которыми первое занимаетъ мЪсто, по нравственности и
политической доспЪлости, племя славянское.

5-5) Представленный тутъ очеркъ политики славянской относительно дЪлъ
Австріи внЪшнихъ, и то предовсЪмъ относительно вопроса восточного и про-
истекающей изъ него великой германско-славянской или европейской войны,
требуетъ дальше изъ взгляду на тЪсную связь той политики славянской со
внутренними правнополитическимъ состояніемъ монархіи детайлического опре-
дЪленія въ отношеніи до дуализма, яко теперь владЪющей системы.

ПредовсЪмъ можно указати австрійскимъ НЪмцамъ коротко на значи-
тельную розницу межь единствомъ національнымъ (въ значеніи исключно при-
родномъ и нравственномъ) а политическимъ, понеже, якъ справедливо есть
сознаніе нЪмецкого единства нацiонального, и якъ обширную оно имЪетъ въ
монархіи свободу подъ взглядомъ литературнымъ, соціяльнымъ и экономиче-
скимъ, такъ съ другой стороны противуположно правдивой лояльности и даже
противузаконно проявляющееся публично стремленiе, которое двигается и уси-
ливается съ каждымъ днемъ подъ знаменемъ универсализма германского.
Первостепенною должностью австрійскихъ НЪмцевъ есть, при соблюденіи нрав-
ственной и экономической взаимности съ цЪлымъ народомъ нЪмецкимъ, въ
полной сохранити мЪрЪ правила лояльности и не препоручати дальше безпо-
лезной и неумЪстной политики нЪмецкой, якъ скоро давнЪйшей коллективной
Германіи не существуетъ. Межь Австріею а объединившеюся Германіею рЪшила
новЪйшая исторія окончательно; по крайней мЪрЪ относительно дотеперЪшной
политики нЪмецкой. Такимъ то образомъ приходить и на австрійскихъ НЪм-
цевъ очередь, признати требованiя политики новой, славянской, во имя вЪрно-
сти и преданности для монархіи Габсбурговъ, тЪмъ певнЪйше и полнЪйше,
если только подъ ея обширнымъ знаменемъ монархія тая двигнутись можетъ
до своего давнЪйшого значенія. Такимъ образомъ приходить теперь ихъ оче-
редь, заявити дЪйствительно добросовЪстную преданность и вЪрность, якую
австрійскіи Славяне для той монархіи сохраняли, даже во владичество поли-
тики нЪмецкой на внЪ и внутрь, и то безпрестанно и непоколебимо до ны-
нЪшней поры.

Критическое положеніе Мадьярь въ предлежащемъ тутъ вопросе и
обавы ихъ передъ панславизмомъ достаточно извЪстны и, такъ сказати, основа-
тельны, тЪмъ больше, если для политики славянской они должны бы предо-
всЪмъ на корысть Славянщины угорской (и народности румунской) много усту-
пити преимуществъ изъ правнополитического становища, пріобрЪтенного 1866.
Однако большая, далеко большая угрожаетъ Мадьярамъ опасность изъ сторо-
ны Германіи, которая фактически совершенную уже пріобрЪла перевагу надъ
всею Австріею и даже надъ всею державною системою европейскою, и кото-
рая подносить теперь смЪло известныи идеи Оттоновъ и Генриховъ III.; или
оный такъ опасный универсализмъ германскій, коли, противно, опредЪленный
повысше и настоящей системЪ державной приноровленный панславизмъ пред-
ставляется органическою и плодотворною силою, чЪмъ певнЪйшою подъ усло-
віемъ полного удовлетворенія Славянщины австрійской, предполагаючи доте-
перешнюю ея преданность для престола. Межь политикою славянскою а нЪ-
мецкою не могутъ затЪмъ Мадьяре долго надумыватись, дабы избрати первую.
Такъ есть, на случай осуществленія представленной высше комбинацiи по-
литической, соединяющей противуположныи свЪты, романско-словянскій съ но-
вымъ, на тотъ то случай есть также и мЪстце Мадьярь по той сторонЪ про-
тивъ универсализма германского.

5-6) Трудно признати Полякамъ полное основаніе національной ихъ со-
лидарности со всЪми той же условіями, дабы также не препоручити имь точ-
ное соблюдете всЪхъ, съ національнымъ единствомъ сходныхъ, интересовъ,
нравственныхь и матеріяльныхъ, якъ совсЪмъ справедливо и полезно, при-
знаючи однако, холодной дЪйствительности соотвЪтно, совершенную невоз-
можность историческо - политической самостоятельности межь три великіи
державы роздЪленного народа польского. Подобно не можно не сожалЪти, если
уже поясняется тутъ отношенія Поляковъ до Россіи, надъ грозною системою
тяжелыхъ гоненій и притЪсненій, постигшою народность польскую отъ послЪд-
няго возстанія той же, не можно не сожалЪти предовсЪмъ во имя такъ необ-
ходимой взаимности славянской надъ сумною судьбою народа милъонного и
превосходного, якъ съ другой стороны не можно признати правдивыхъ требо-
ваній державной идеи россійской. Относительно взаимныхъ отношеніи поддан-
ного до владЪющого народа могутъ они поучитись изъ своей собственной
исторіи; такъ есть изъ своей исторіи могутъ познакомитись съ основатель-
нымъ вполнЪ стремленіемъ каждой идеи державной: во своей содержати вла-
сти пріобрЪтенныи разъ земли и владЪнія, понеже именно Поляки такъ упор-
но и энергически трудились, дабы соплотити (incorporatio, invisceratio!!!) и
якъ найтЪснЪйше соединити съ организмомъ польскимъ, или прямо спольщити
народность русскую и литовскую. Остаетъ имъ, слЪдовалольно, смутная конеч-
ность примЪнити теперь къ своему настоящему положенію такъ добре из-
вЪстныи требованія каждой идеи державной, въ цЪли сохраненія оставшихся
еще интересовъ нравственныхъ и матеріяльныхъ (подобно Полякамъ австрій-
скимъ), дабы черезъ безполезныи возстанія не довести до страшнЪйшей еще
крайности оную систему. Предполагаемая германско-славянская война, которая
безъ сомнЪнія опредЪлити должна судьбы всего племени славянского, подне-
сла мысль о згодЪ межь народами, польскимъ и русскимъ (а взглядно, пра-
вительствомъ россійскимъ), безъ всякихъ позитивныхъ оставшуюся опредЪле-
ній, и затЪмъ безъ такихъ же послЪдствій, понеже не роздЪлено именно двохъ
изъ той же категорій: а) яко згоды въ отношеніи до цЪлого народа польского
и б) яко згоды въ отношеніи до Польщи россійской. Межь цЪлымъ народомъ
польскимъ а Россіею, или въ отношеніи первомъ, можетъ згода тая, диплома-
тическимъ и международнымъ условіямъ европейскимъ соответно, пониматись
единственно въ значеніи взаимной и общей солидарности славянской, которая
представляется святЪйшею должностью и Поляковъ и прочихъ Славянъ на слу-
чай оной войны германско-славянской. Подобнымъ образомъ можетъ также и во
второмъ отношеніи лишь о такъ зовимой згодЪ беседа быти, именно же
въ значеніи взаимныхъ концессій и обязанностей, понеже якъ желательно и
справедливо было бы въ лицЪ политики славянской, дабы Поляки назадъ пріо-
брЪли природный и нравственный условія своего быта и розвитія національ-
ного въ предЪлахъ цЪлой имперіи россійской, такъ само было бы совершенно
справедливо и необходимо, еслибъ они точно исполняли всЪ основательныи
требованія державной идеи россійской. О формальной угодЪ въ значеніи прав-
нополигического договора не можетъ также ни малЪйшей бесЪды быти изъ
взгляду на представленный повысше условія каждой идеи державной, по
крайней мЪрЪ, якъ долго есть могущественной и своей силы свЪдомою идея
россійская. Ставити Полякамъ условія полного изреченіяся извЪстныхъ исто-
рическо-политическихъ притязаній относительно русскихъ и литовскихъ обла-
стей безполезно и безмысленно, понеже лучше есть требовати отъ народа
русского столь сознанія единства и достоинства народного, дабы политическiи
агитаціи оныхъ безъуспЪшными оказались. Однако еще меньше имЪетъ варто-
сти проистекающая изъ опредЪленной повысше колизіи польско-россійскихъ
отношеніи совершенно чудовищная мысль объ отступленіи цЪлой такъ зови-
мой августовской области съ Варшавою прусскому правительству въ цЪли
тЪшъ легшого вынародовленія остальной части королевства польского, понеже
такимъ образомъ дЪйствій сганьбила бы себе на вЪки политика русская въ
лицЪ цЪлой Славянщины и допустилась бы великой ошибки политической,
ошибки непростительной, понеже правдивая задача дипломацiи россійской со-
стоитъ въ нравственномъ вспоможеніи и ободреніи прусскихъ Поляковъ и
Сербовъ въ имя вЪковыхъ завЪщаній тысячелЪтней исторіи славянской, кото-
рая кровавыми свидЪтельствуетъ чертами о наступательномъ и жестокомъ
характерЪ всего универсализма германского.

(http://www.wu-wien.ac.at/groups/ukraine/programma.htm)



 

GALL'ART
Авторський проект Івана Пелипишака
та Олега Гуцуляка
2004